?

Log in

No account? Create an account
Гудит как улей, родной завод, а мне всё по*уй, е*ись он в рот.(с) Народное.
Наболело и хочется сказать как я вас всех люблю, дорогие мои начальники мужского рода, СЧАСТЬЯ вам, женщины!

Тёмный до черноты лес, всё сгущался хлеща ветками и подсовывая ветки под ноги. Отчаянно ругаясь, я продвигался всё глубже, тщетно пытаясь разглядеть хоть что то в вездесущем тумане. Сырой, прогорклый воздух среди мёртвых стволов висел ядовитой, тяжёлый пеленой, и чем глубже я углублялся в чащу, тем тяжелее давался каждый вздох.
Мелькнувшая тень, испуганные глаза, и чёрное тело прошило насквозь обрывки тумана, вздрогнув я остановился, и только сейчас понял что иду на тихую, едва различимую мелодию свирели. Стараясь смотреть по сторонам и пытаясь увидеть то, что напугало меня несколько минут назад, я всё отчётливей слышал замогильную, тихую мелодию, которую выводил музыкант, не зная усталости и перерывов. С каждым шагом всё отчётливей, лилась она в уши, тихим шёпотом проникая в мозг и подкидывая неясные образы, будто обрывки чужих снов.
Лес приняв чужака и больше не препятствовал пути того, кто услышал Песню. Легко ступив на почерневшую траву небольшой поляны, я замер: тонкая фигурка сидя на её другом конце, сжимала костяную свирель, и белые словно бумажный лист пальцы порхали по её поверхности с неимоверной быстротой.
- Ты опять пришёл ко мне? - Тихий смешок прервал шёпот инструмента. - В прошлый раз ты огорчился и умер.
- Мы... Знакомы? - Сделав несколько шагов вбок, я попытался заглянуть в лицо собеседника.
- Конечно. - Длинный водопад серых волос скрыл бледное, женское лицо. - Ты недавно ушёл, и вновь вернулся, а столько лет прошло...
- Я не понимаю.
- А стоит ли? Это больше не твой сон, и у него есть другой хозяин. Должна заметить что ты был храбрей и выбрал кошмары и смерть. А кому то ближе забвение и покой. Бесконечно.
Чем больше говорила хрупкая фигурка, тем злее становился её голос, последняя фраза была сказана уже хриплым, каркающим голосом древней старухи. Попятившись назад, к кромке леса, я едва успел увернутся от яростного вихра когтей и злобы.
- Едва придя, уже уходишь? А как же сострадание, вера в справедливость и... Добро? - Хрустальный поток слов, снова обратился в неприятную тяжесть грязи и камня, и имя ей смех. - Раз пришёл, вперёд. - И опять заиграла печальная музыка , набирая обороты, тяжело раскручиваясь обрушилась на разум, заставляя забыть, закрыть глаза и слушать кошмары.

(сон первый)

Небо. Бесконечное ржавое небо, от горизонта и до горизонта. Жёлтая, мёртвая земля и ветер. Вездесущий и бесконечный, так и норовил швырнуть горсть-другую песка прямо в лицо. И словно насмешка былому величию, памятником высились три решётчатые башни, скрипя балками они шатались подобно гнилым зубам. И стонали, стонали развевая красными полотнищами, которые кто то заботливо навесил на самой вершине каждой.
Скрипя ботинками по песку, я шёл к ним, как к единственному ориентиру в этом пустынном мире, и уже приходилось задирать голову что бы оценить величие былого. Остановившись совсем рядом, я словно наткнулся на невидимую стену: ощущался чей то взгляд. Взгляд, внимательный и ждущий, словно неверящий что тут есть кто то ещё.
"Это и вправду ты?" -Я вздрогнул от, до боли знакомого голоса в голове. - "Неужели ты пришёл, после стольких лет"
- Т-ты? - Шаг за шагом я шёл навстречу родному шёпоту, не отрывая заслезившихся вдруг глаз от чёрного провала приземистого здания, расположенного прямо под башнями. Вспоминая и погружаясь в прошлое я всё ускорял шаг, как неожиданно резкий хруст под ногами заставил остановится стряхнув морок. Кости. Целые скелеты и раздробленные фрагменты, черепа и одиноко лежащие осколки. Подход к провалу входа был целиком усеян чьими то останками.
Сглотнув вдруг ставшую вязкой слюну, я сделал шаг назад, как моё сознание окутало чувство чего то потерянного, хорошего, и желающего только добра существа. В мыслях хотелось обнять его и защитить от всего мира...
Уже шагая в кромешной тьме, в мозг закралась как будто чужеродная мысль: как может это светлое создание жить в таком мраке и грязи, среди кучи недобро белеющих останков. И едва я взглянув на расколотый череп белеющий под ногами, как наваждение отпустило. Тяжело вздохнув я бросился назад из адского лабиринта навстречу свету дня, а сзади слышался грохот и клацанье когтей о голый бетон, и исходящий смрад слепил глаза, удивительно что раньше я его не почувствовал. Больше добра в мыслях не было, её заменила древняя, иссушающая волю злоба и дикий, страшный голод столетий.
Лежа на пыльном, растрескавшимся асфальте, я закрыл уши руками не желая слышать рёв и вой беснующегося в бессильной злобе зверя. Пересилив себя я обернулся и словно от удара дёрнулся встретившись с яростным взглядом налитых кровью глаз. Теперь понятно откуда кости, тварь заманивала их к себе в логово, таясь и выжидая в тёмных углах, играясь и убивая живых, что бы затем пожрать. Назвать её живой не поворачивался язык, и того мига, когда нежить выскочила на освещённый порог, хватило что бы ужаснутся.
- "Сскоро... ночь!" - Прошелестело в моей голове, и гноящиеся глаза исчезли во тьме.
С тоской наблюдая как тусклое солнце начинает клонится к закату, я сидел привалившись к обшарпанной кирпичной стене и читал найденный неподалёку, среди особенно большой кучи костей, рассыпающийся в руках чей то журнал.
Прочесть удавалось не всё, но благодаря сухому и однообразному климату, страницы неплохо сохранились.
"...они как памятники над нашими могилами, гротескное напоминание глупости и самодовольству..."
"... единственная надежда уничтожить проход, и может тогда твари уберутся туда, откуда пришли..."
"...чшие умы открыли проход в иной мир. Мы ждали открытий, а пришли они. Из мира как две капли похожий на наш, в котором давным давно что то пошло не так, породив их..."
"...сегодня все здесь. те кто ещё остался жив на этой проклятой планете. Мы потеряли более половины отряда, но добрались. Всё же добрались. Сейчас солдаты готовятся подняться на чёртовы башни и сжечь проход. Надеюсь успеют, солнце почти зашло, а потом уже не будет надежды, во тьме приходят они..."
Последние страницы были залиты кровью и совершенно нечитаемы, но что то говорило мне, это было последнее, что успел написать неизвестный автор.
Задумчиво посмотрев как край ржавого диска коснулся горизонта, я вскочил на ноги и что есть силы побежал к средней башне, на верхушке которой развевалась словно ожившее пламя, красно-алая ткань, так неестественно смотрясь в этом затухающем мире. Не обращая внимания на израненные ржавчиной руки, я карабкался всё выше, оставляя за собой одну прогнившую балку за другой, то и дело смотря на отмеренное мне солнцем время. Несколько метров, и последний луч скользнул по вершине металлического каркаса, тут же огласил торжествующий вой снизу. Обняв остов, я едва держался, прижимаясь всё ближе при каждом порыве ветра.
Метр за метром, подгоняемый злобным хрипом снизу, означавшим смерть, я упрямо лез наверх, когда вдруг перед лицом пронеслось полотно: я кажется успел. Дрожащими руками нащупав зажигалку, я чиркнул колёсиком.
Пламя вмиг окутало вход в чуждую реальность, открыв его на миг, в полную силу.
Сгорали нити оплёвшие два мира, а с той стороны на меня внимательно смотрели сотни глаз из теней.
Внизу раздался вопль твари, и затих, а я висел на самой верхушке слушая тишину.

- А ты ведь в прошлый раз так и не ушёл. - И костяная свирель заиграла снова.

Солнце взойдёт.

Оба варианта этой песенки из старого, советского мульта очень разные, но на мой взгляд одинаково красивы и достойны того, что бы их слушали.




- Я устал.
- А я не устала? Целый день за компом как проклятая, до слёз из глаз.
- Я знаю...
- Ничего ты не знаешь, и знать не хочешь. Пара СМСок за день, да вечером несколько слов, и так уже два года.
- И что ты предлагаешь?
- Уже ничего. А ведь вспомни как всё начиналось...
Словно в ответ, послышались отголоски звонкого смеха двух влюблённых существ, и почти неуловимый аромат счастья.
Где то далеко. Непостижимо далеко.

***

- Давай посидим в тишине, умоляю.
- Нет, я конечно могу и помолчать, но это скучновато, не находишь?
- Ни капли. - Она освободилась из его объятий. - Целый день шум и гам, и дома не отдохнуть.
Устало прикрыв глаза она почему то вспомнила тихий парк, где они были только вдвоём, и слова им были не нужны.

***

- Что это?
- Это ужин. Дорогой...
- Это не ужин, это помои.
- А ты больше зарабатывай, вот и не будешь питаться помоями! - Уперев руки в бока, она с вызовом смотрела на него.
- Если я стану больше зарабатывать, то сменю не только свой рацион...
Холодный ветерок в летнем, дешёвым кафе, и одна банка колы на двоих, но на неё никто и не смотрел.
Разве можно оторваться от глубины этих синих глаз, перестать искать в них вспыхивающие и медленно гаснущие искорки...Так красиво.

PS: Когда приходит "бытовуха", кто то должен уйти. А она рано или поздно всё равно заберёт тех, кого мы любили. Наших самых дорогих людей.

Настроение

Начать всё с нового листа. Это всего лишь слова, пустые, без смысла. Но в тоже время от них за много километров несёт смрадом и злом. Каждый раз когда их говорят, кто то умирает, предаётся забвению или просто исчезает, как будто и не было.
А мы говорим эту фразу раз за разом, и не пересилив себя, вновь возвращаемся назад, поднимая из могил давно забытое.
И смотрим в глаза своему прошлому, опуская свои, и её улыбка всё шире, обнажив острые клыки, готовые вцепится тебе в шею и рвать, душить, ломать. А потом ласково обнять, принять в себя, но не забыть твоего предательства.
И ты живёшь, готовясь уйти вновь.
Только вот не убежать, и тебе выпадает единственный вариант, уйти от своего прошлого, убив его, желательно вместе с остальным миром. Его ничуть не жаль, он скучен и однообразен, клубок спятивших от жадности тел, когтей и скрюченных пальцев которые своего не упустят.
Эта картина не исчезает даже днём, когда ты гуляя по заброшенным дорожкам старого парка, слушаешь тихий шёпот судьбы.
Скажем довольно таки мерзкий шепоток, гнусавый к тому же. (вероятно госпоже судьбе кто то в детстве съездил по зубам, и она теперь обижена на весь белый свет)
Проблема в том, что бы мир погиб, нужно погибнуть тебе, как вселенной в которой он и существует.
Не хочется.

PS: Не всё так плохо, и даже беззубая судьбинушка имеет шикарный, упругий зад.